Пятница, 29 Сентябрь 2017 17:49

В КАЗАХСТАНЕ ЗАСЕКРЕТИЛИ ТРАТЫ НА ПРОПАГАНДУ

Ежегодно государство тратит миллиарды тенге на создания собственного имиджа в прессе. Цифра растет год от года, не смотря на кризис. Государственный заказ стал неотъемлемой частью казахстанских СМИ. ОФ «Правовой медиа-центр» шесть лет публиковал подробные отчеты о госзаказе, но в этом году министр информации Даурен Абаев счел эту информации закрытой и был поддержан в этом мнении генеральной прокуратурой. Сколько бюджетных денег уходит на медиа, кто их получает и что скрывают от налогоплательщиков, рассказала «Бәсе» правозащитник Диана Окремова.
 
- Диана, ваша организация ежегодно отслеживает, сколько денег государство тратит на государственный заказ, о каких суммах идет речь?
- Мы занимаемся мониторингом госзаказа в СМИ на протяжении шести лет. Поначалу собрать реальные данные было недостижимой задачей, но в последние три года опубликованная нами информация полная и достоверная. В среднем налогоплательщики Казахстана тратят на прессу порядка 45 миллиардов тенге ежегодно. Эта сумма складывается из «государственного задания» (более 40-42 миллиардов), когда деньги распределяются без конкурса, решением уполномоченных органов. Их получают десяток СМИ, причем каждый год одни и те же. Оставшиеся средства распределяет комиссия при министерстве информации (около 3 миллиардов) и акиматы всех уровней (1,5-2 миллиардов). К нашему удивлению, суммы госзаказа растут из года в год.
- Кто основные получатели денег, и по каким критериям их отбирают?
- Основные получатели: «Хабар» и «Казахстан», на их долю приходится около более 37 миллиардов тенге. Затем идут республиканские газеты, журналы, интернет-ресурсы. То есть главный критерий – это принадлежность к государственным СМИ. Для тех, кто получает деньги через тендеры, только недавно появилась методика определения стоимости услуг СМИ, из которой хоть немного понятно, на каком основании побеждают те, а не иные. В регионах, в основном, получают деньги издания, которые давно и безнадежно лояльны к местной исполнительной власти.
- Такие огромные траты из бюджета целесообразны?
- Безусловно, нет! И главная причина этого – отсутствие системы оценки эффективности госзаказа. Где доказательства, что статьи про позитивный имидж Астаны действительно сработали? Что повысился «социальный оптимизм» казахстанцев? И для чего это нужно? Главная реклама чиновников и государства – их качественная, оперативная работа. Если человека в жизни вынуждают дать взятку, то сколько он ни смотрел передачи про «нулевую терпимость» к коррупции, ситуация не изменится. Знаете, как СМИ отчитываются о проделанной работе? Эфирными минутами, сантиметрами газетной площади, а интернет-издания – количеством символов! То есть вышла в интернете хвалебная статья про чиновника или реформу объемом 5 000 символов – госзаказ выполнен. Что реально меняется в обществе, есть ли польза, зачем мы тратим эти деньги – никто объяснить не может. Кроме того, это разлагает казахстанский медиа-рынок, он становится абсолютно неконкурентоспособным. Несмотря на то, что мы живем в 21 веке, СМИ не становятся нормальным бизнесом, а остаются инструментами пропаганды.
- Тогда зачем нужен такой госзаказ?
- Чиновники говорят, чтобы разъяснять людям направления государственной политики по разным вопросам. Но, послушайте, люди ведь не идиоты, чтобы на это тратить такие средства? Хватило бы одного сайта, одного телеканала и одной газеты с подробной информацией о госполитике.
Зачем из прессы делать обслугу чиновничьих интересов? Ведь большинство населения давно понимает, кто на кого работает. А слушать с экранов ТВ хвалебные оды за свои же деньги - это очень сомнительное создание «позитивного образа». Да и имидж, который так любит наше государство – термин весьма противоречивый. Хрупкий и недолговечный. Поэтому лучше заботиться о репутации, создавая ее делами и реальными достижениями, нежели купленными материалами.
- А пропаганда вообще работает?
- Работает до поры до времени. То есть, потребляя информацию госзаказных СМИ и живя в Казахстане, человек не может не понимать реальную ситуацию.
- Что станет с рынком СМИ, если лишить его государственного заказа?
- С одной стороны, это будет сильнейшим стрессом, катастрофой даже, но с другой, даст мотивацию развиваться медиа в нормальных рыночных условиях. Сейчас объем рекламного рынка и объем госзаказа одинаковы, то есть государство – главный рекламодатель. Когда не надо сражаться за госзаказ, появится стремление привлекать рекламодателей качественным контентом, хорошим менеджментом и прочими плюшками. То есть, реально продавать продукт, а не надеяться на гарантированные вливания.
- Почему раньше вы могли получить информацию, что повлияло на ее засекречивание?
- Мы и раньше не могли добиться. Приходилось собирать по крупицам, начиная от писем в акиматы и заканчивая сайтом госзакупок. Нам недоговаривали, уходили от ответов, но никогда не говорили, что это информация ограниченного доступа. Поскольку по закону информация о формировании и расходовании бюджета не подлежит ограничению. Я думаю, это какой-то внутренний прокол, когда отнесли к закрытой «на всякий случай».
- Даурен Абаев вроде как позиционирует себя как открытый чиновник: ведет аккаунт в соцсетях, участвует в реалити шоу, а почему не хочет предоставлять информацию о госзаказе? Может, у него есть личные интересы?
- На мой взгляд, это может быть бюрократической ошибкой. Ведь что мы запросили? Имена получателей и суммы. Что здесь может быть секретного? Только если там содержится информация, которая может спровоцировать обсуждения, дискуссии, недовольства. А этого в Казахстане боится любой министр.
- Генеральная прокуратура покрывает министра, что вы будете делать дальше?
- Будем обращаться к премьер-министру как вышестоящему лицу, и также подадим заявление в суд.
- Почему от налогоплательщиков скрывают, какие из средств массовой информации живут за счет налогоплательщиков? О какой сумме может идти речь?
- Общую сумму они озвучили: чуть более 2 миллиардов тенге, но дело не в объеме, а в принципе. Налогоплательщики имеют право получать информацию о тратах их налогов, и должны этим правом пользоваться. А мы этого для них добиваемся.
logo